понедельник, 11 июля 2016 г.

СОЛНЕЧНЫЙ ЛУЧ. Георгий Ансимов






Это уже не в первый раз, когда я, оказавшись в Финляндии, начинаю особенно ценить и любить Россию. В задымленной, загаженной Москве не только шум и вой оглушают, ошеломляют и заставляют глохнуть, слепнуть, терять все человеческие ощущения, а  сам воздух отравляет и принуждает торопливо дышать, торопиться сохраниться, выжить, устоять, уцелеть. В гуле индустриального ада ты не видишь птиц, деревьев, цветов, листвы, корней, почек, крон, а мелькают только остатки чего-то бывшего, забытого, нелепо возникнувшего тут, в торжествующем металле со стеклом и бетоном.
И вдруг чистый, вымытый кусочек человеческого жилья, неброский, невысокий, с прилепленной к нему избушкой-банькой, окруженный дышащей природной массой. Вечер. Солнце, отходя ко сну, уже опустилось где-то там, в загадочном далеке и на прощанье золотит самые верхушки сосен, стройнейших осин и нежных березок. Они, эти все сочные, пахучие гиганты замерли, как замирал я, добравшийся до своей раскладушки в напряженном ожидании мамы, которая должна же меня помнить и должна подойти и тронуть, и шепнуть. Если этого не свершится, я не засну и даже заплачу, как брошенный. Но это не может не случиться. И вот оно. Ш-шукнула половица, и что-то теплое движется ко мне. Я закрыл глаза, накрылся одеялом с головой, будто сплю. А на самом деле жду. Так напряженно, так трепетно жду этого шершавого прикосновения.
Так и сейчас тут, в богохранимой земле финской, всё окружающее замерло, чувствуя на себе прощальную ласку засыпающего солнца.  Этот сладкий миг замирания именно тем и вводит в трепет, что не разберешь, то ли это доводящая до дрожи сверхнапряженность, когда от напряжения может пробить судорога, то ли это вершина расслабленности, когда все застыло до омертвения. Но в любом случае это природно, естественно и сказочно своей простотой и ясностью. На осине, на этом чутком до смешного дереве, ее кругляши листочки вертятся на стерженьках даже без ветра. Просто от только им заметного дыхания. Вертятся весело и увлеченно, будто уже кругом буря и эти листочки сейчас оторвутся.  Даже осина замерла, как притаилась,  и недвижимо воспринимает эти лучи, как млеющий котенок. И в этом замершем мгновении есть неожиданная торжественность, ощущение величия.
Если просто окинуть взглядом окрест, то увидишь, что этот оранжеватый луч охватил всё, что может воспринять твой глаз. И то, что он не в силах воспринять, тоже охвачено. 
И  здесь начинаешь понимать, что  все твои усилия, совершенные за всю прожитую жизнь, – ничто, по сравнению с масштабностью охвата луча Вселенной.

Комментариев нет:

Отправить комментарий