суббота, 22 октября 2016 г.

Мой Спиридон. Алена Бабенко



(о простоте сердца и человечьем завтраке)


На этот раз я решила сухо констатировать происходящие события, дабы не упасть в чувственность и собственное отношение к происходящему
Святителя Спиридона я просила о нашей с ним встрече с тех пор как приехала однажды в Толгский Монастырь и познакомилась с инокиней Спиридоной и подумала: "Ничего себе! В нашем храме святителя Николая чудотворца мы именно ему часто читаем акафист, и он же здесь меня встречает!" Да ещё наши с ней души подружились, прониклись мы что ли друг к другу так что была и вторая поездка в этот чудный монастырь Толгской иконы Божией Матери. И вот тогда я имела честь ужинать с настоятельницей матушкой Варварой, где познакомилась с двумя паломницами-помощницами, которые окормляли это место Божьей благодати одна из которых была, судя по разговору, каким то политическим деятелем (спрашивать было неловко каким), а другая поселилась в моем телефоне как Марина-Гречанка, так как рассказала, что работает в греческом посольстве.
 Прошло время. И вдруг представилась возможность с моим Спиридоном встретиться. – "На Корфу на три дня полетишь со мной?" - спрашивала по телефону матушка Евфросинья (ласково Фрося).
 Сроки совпали, осталось уговорить мужа, так как именно на эти дни был спланирован совместный отдых. Я не ставила вопрос ребром, а положившись на волю Господа сказала: “Как решишь так я и сделаю. Я ж твоя жена, а ты муж – главный!" Естественно, после такого акта смирения я была отпущена. Слава Богу за все!
Потом начались подробности...
Из разговора с матушкой Евфросиньей стало понятно, что она летит бизнес классом и муж сказал: "Зачем тебе эконом, лети с ней" и я купила бизнес, хотя подумала: "Что это она – монахиня – себе позволяет! Дорого же! Откуда у неё деньги?"
Потом я говорила по телефону со своей лучшей подругой Ольгой, которая живёт в четырёх часах лета от Москвы – в Красноярске 45, и, вдруг, защемило внутри сердце, и я выпалила: "А давай ты полетишь со мной?! Нет, ничего не отвечай! Просто тихо подумай и скажи. Как решишь так и, слава Богу!"
Поясню: у неё онкология третьей степени. Без комментариев. Потом мне стало стыдно, что я её потянула с собой и что я знаю, что денег у нее на поездку нет и что ей будет неудобно и стеснительно соглашаться на мою помощь (а я могу и хочу, чтобы она поехала), что это моя гордыня говорит во мне, мол, я такая благодетельница, что зачем мне ещё кого то спасать когда у самой столько грехов! И с ними бы справиться!!! В коем-то веке сосредоточиться на себе пропащей, а не строить из себя миссионера...
Потом она позвонила и сказала: "Леночка, я подумала... и хочу честно тебе сказать, что я не поеду… и ещё... хочешь, честно признаюсь?" "Конечно, хочу!", – сказала я
"Я для себя решила так – когда мне будет совсем плохо, я попрошу тебя отвезти меня в Израиль, по святым местам."
И тут во мне проснулся баран! Мозг вскипел, лоб приготовился к атаке, я остановилась, немедленно перестав ходить по квартире, кровь ударила в лицо, губы сжались и я, еле сдерживая себя медленно и внятно произнесла: "По че му надо ждать когда уже все плохо?! Ты думаешь, что Бог живёт за границей? В Израиле? У него там приемная что ли???" ...далее эмоциональные подробности я опущу, так как "Остапа понесло".
Потом я каялась батюшке в том, что наверное мне не следовало необдуманно предлагать, не стоило бы на неё давить и так далее... но наш разговор закончился благословением и я утешилась и снова положилась на Божью волю.
Оля согласилась. Слава Богу – подумала я и все. Дальше надо было решать все остальные вопросы.
 Оказалось что загранпаспорт у Оли просрочен, а там в Красноярске 45 его ждать не меньше двух недель, а времени мало и мы решили, что она просто его делает и ничего не загадываем, ибо визой пока было заниматься бессмысленно. А времени было не так много... паспорт сделали, билеты все были на брони, муж занимался визой... и вот... приходит ответ, что визу сделать не успеют...
И тут я вспоминаю Марину-гречанку – кажется она связана с посольством Греции… Не раздумывая набираю номер, дальше как в сказке сплошные "да" – "да" постараюсь помочь, "да" дай ей мой телефон я все расскажу, "да" пусть прилетает в Москву в пятницу! Во вторник может быть, успеем".
В Москве Олька волновалась... очень, так как только девятого решался вопрос с визой без гарантии, а билеты уже были куплены, проживание оплачено, десятого нужно было вылетать.
Седьмого мы договорились утром пойти на службу в наш храм и познакомиться с батюшкой, который был в курсе. Накануне шестого мои съемки закончились поздно, потом мы вечеряли с детьми, потом мы не унимались в своих воспоминаниях о нашей совместной студенческой жизни с Олей и поняли что нашей дружбе 31 год!!! Легли под утро и приехали к окончанию службы, когда настоятель нашего храма архимандрит Дионисий читал проповедь, а мы как две маленькие девочки, стояли перед ним, держась за руку и плакали. Потом получили благословение от батюшки Дионисия, а я вдобавок и задание написать заметку, потом отстояли водосвятный молебен с молитвой о путешествующих.
Мы молили святителя Спиридона помочь, батюшка Павел вселил надежду сказав, что все будет хорошо, благословил и мы перестали заботиться, ибо поняли, что уже бесполезно – все что могли мы сделали.
Восьмого днем мы гуляли с Олей в измайловском парке, кормили белок, вспоминали наше студенчество, хохотали так, что и не вспомнить мне грешной, когда в последний раз я радовалась как ребёнок! и вдруг, звонок от Марины: "Все хорошо! Визу поставили, Оля все знает, пусть забирает завтра" А сейчас внимание! По всем правилам классического восприятия событий я должна написать: "это был шок" или "мы онемели" или "застыли" и так далее... Нет! Это было легато, как будто одно вытекало из другого... и я вспомнила, что накануне тремя днями до, я написал стихотворение "Скорее бы восьмое"
Скорее бы восьмое!
Ни зима! ни осень!
Только весна и лето!
Просим! Просим!
Вносите охапками
Лепестков горсти!
Разноцветные гости!
Фонарей лопасти!
Крутите солнце!
Освещайте пропасти!
Циников вон!
Песен любовных звон!
Распакуйте сердца!
До самого до конца!
Амурам раздайте ключи!
Сожгите лохмотья в печи!
Попрощайтесь со страхами!
Станьте малыми птахами!
В счастья водоворот!
Дышите! Вперёд! Вперёд!
Не загибайте пальцы!
Сосчитаны все страдальцы!
Не крадите у легких воздух!
Не стирайте на небе звёзды!
Встаньте на миг на цыпочки!
Летят из гусениц бабочки!
....................
Вроде как это ни причём..., а главное, почему про это восьмое я написала – только потому что мне пришло откуда то в ум фраза "скорее бы восьмое"..., но все таки почему?... в общем, стало ясно что мы летим! Вместе! К святителю Спиридону! На остров Корфу!
Завтра, девятое августа, позвонила моя Фрося: "Ты не забыла, что мы завтра летим?" "Конечно! Я помню! Билеты я взяла давно, как ты лечу бизнес классом" "Что? Каким бизнес? У меня нет таких денег! У меня эконом". "Как? Ты ж сказала бизнес?" "Да нет! Ты меня не поняла! Это я тебе на почту скинула билет моих друзей, которые летят бизнесом, чтобы ты точно знала какой рейс!" "Ааааа...” – протянула я и подумала, какая же я не внимательная, да ещё и осудила её. И зачем я такие деньги вбухала, летя в паломническую поездку на 3 дня! Накануне вечером был семейный ужин, нас провожали родные. Спала я на редкость крепко, всего дважды проснувшись. Утром мы с Олей помолились, причём то она, то я говорили: "Подожди, ещё вот эту молитву надо прочесть". Нет, нет! Не подумайте! Без перебора! Нам просто хотелось молиться! В прямом детском смысле – хотелось! Больше никак не объяснишь. Надеюсь, в то утро мы не были фарисеями. Так случилось, что в то утро наше семейство разлеталось кто куда – все в разные страны – и мы просто желали друг другу хорошего путешествия и Божьего попечения о нас грешных.
 Завтракали мы скреблом (яичницей с помидорами взбитой прямо на сковороде), несмотря на среду – день постный. Прости Господи!
Чемодан я собрала за полчаса получив невероятное наслаждение от одной брошенной юбки, платья, сандалей и прочих мини необходимостей, окрестя квартиру прыгнули в такси.
В огромном аэропорту Домодедово, где в августе столпотворение, начиная с самого входа, внезапно только мы с Олей вошли, открылась дополнительная лента досмотра, и мы проскочили в две минуты, стойка с регистрацией оказалась прямо напротив табло с расписанием вылетов и там не было ни одного пассажира, мы оказались единственными именно в эту минуту. На таможенный досмотр была огроменная, нет, огромнейшая очередь! Такую я видела впервые в жизни за все годы моих ооочень частых полетов. Очередь, мы бы простояли не меньше часа и могли бы запросто опоздать на посадку, если бы... не тот самый билет в бизнес, благодаря которому за десять минут мы прошли все кордоны... Вот когда я точно подумала о Божьем попечении о нас с моей Олюшей! Бог ещё тогда все знал! Как только мы захотели, он ещё тогда нас обнял!
Фрося сидела прямо напротив эскалатора, по которому мы спустились к выходу 11а, мы пошли пить кофе, к нам присоединилась семья Жанны – знакомой матушки и спутешествующей с нами на Корфу. Надо было знакомиться.
Жанна по депутатски не смотрела в глаза, деловито заказала всем шампанского, это не требовало возражений, и мы все выпили.
Фросенька конечно сокрушалась о том как мы разместимся, как моя Оля будет далеко от нас, а надо бы держаться вместе, что, наверное, ей будет сложно до нас добираться в пять утра, что мы летим в праздник 300-летия чудесного освобождения острова от турков по молитвам святителя Спиридона, что много паломников, жарко и что поездка будет многотрудной... в общем, опасений для человека хотящего отправится в путь да ещё болящего было и вправду предостаточно!
И вот мы летим... я пишу весь полет... через тридцать минут начнётся посадка... пишу потому что, когда брали благословение от батюшки Дионисия, он поручил мне писать заметку и сделать фоторепортаж для сайта нашего храма...
Сначала я расстроилась, ибо думала, что надо бы мне только молиться, а на заметку другой настрой требуется..., а потом подумала: как мне не стыдно! Ведь все управил Господь как мне грешной хотелось! И даже Оленька моя летит в экономе рядом с матушкой! О чем они там беседуют? Знаю что это важно! Так неужели я об этом не напишу! Не поделюсь! Спасибо батюшка! Спасибо за задание! Я только начала ...не обещаю, ибо страшусь не исполнить, но буду стараться рассказать обо всем! Хватило бы слов! Снижаемся!!!! Привет Афины!


Смоленская "Одигитрия" – Путеводительница, спасибо! Именно в этот день мы полетели! В гостиницах нам пришлось поселиться разных. Мы с Фросей в центре близёхонько к Спиридону, Оля в другой около аэропорта (уж какая нашлась). Хотели рвануть сразу в храм на службу, но встречавшая нас женщина на вопрос до скольких служба и успеем ли? Твёрдо сказала нет и, разместившись в отеле, мы пошли на ужин. Вечер, закат, тишина, приветливые греки, истома, клонит в сон… и тут звонок игуменьи Варвары (настоятельница Толгского монастыря). "Ну, где вы? Почему не в храме? Служба до 23, а ну-ка бегом!" Фрося: "Как??!! А нам сказали до 20...?" Времени оставалось до окончания минут сорок, мы понимали что уже не успеваем и решили – воля Божья. А я подумала, что святитель вмешался и даёт нам отдохнуть с дороги, чтоб хватило сил. Только к 11-ти вечера Ольку отправили на такси в свой отель, в 5 утра надо было быть на службе.
В 4.45 мы с Фросей топали по пустому городу, только молодежь ещё догуливала в барах. Нас догнал какой-то беднячек похожий на, прости Господи, маленького бесёнка, стал просить денег. Фрося спокойно, но строго сказала, что после службы ему дадим, но он не унимался и продолжал выпрашивать, тогда она позвала его идти с нами на службу. Этот призыв идти к Спиридону в церковь совершил в нем мгновенную перемену, и он исчез в одну секунду, как будто здесь вовсе не появлялся! В храме было уже довольно много народу. Устроение там такое, что все пришедшие стоят и сидят по бокам вдоль стен, а центр свободный для прохода. Одеты все кто как. Женщины, кроме, наверное, наших русских, с непокрытой головой. Вообще такое ощущение, что все это у них не так важно. Можно и в длинной или короткой юбке, и в брюках и накрашенной. Бог и так всех примет. Зато тишина необыкновенная и никаких перемещений по храму без надобности. Конечно, служба шла на греческом языке, и можно было только догадываться о моментах когда: "Господу помолимся". Тогда все вставали с мест и крестились.
К концу службы к 11.00 должны были выносить трон со святителем Спиридоном, и весь проход заполнился народом. Чувствовалось особое волнение и трепет. Конечно, все возможные фотоаппараты были подняты вверх, чтобы хоть что-нибудь запечатлеть на память.


Когда вынесли трон, какая-то женщина прям застонала по-матерински, как будто ждала любимого сына. От этого вздрогнуло сердце и мне стало по-детски радостно и слезы как два ручейка выплыли из глаз. Толпа невероятной плотности вытекала как море за ним на улицу стараясь быть как можно ближе. Мне конечно тоже хотелось и я стала просить Спиридона чтобы он управил наше к нему приближение потому что двигаясь по узким улочкам прорваться вперёд почти невозможно. Примерно через пятнадцать минут мы уже оказались прямо около ближайшего ограждения и шли параллельно примерно в пяти метрах, так что мне удалось заснять это великолепное шествие на айфон. Грандиозное шествие с оркестром продолжалось примерно два часа, а может быть три, это было уже неважно если бы оно продлилось хоть пять часов. Жару, плотность толпы, желание пить, есть, усталость, все это просто исчезло и перестало иметь значение! И я убедилась в словах Спасителя: "не хлебом единым жив человек!" Мы просто шли за святителем, читали акафист и, казалось, что это очень естественное важное и ужасно радостное дело! Все мысли супротивные покинули нас, как тот встретившийся по дороге в храм бесёнок. Люди из окон с балконов осыпали святителя цветами и какой-то душистой травой, какая то женщина раздавала веточки с душистым базиликом, которые коснулись его трона, потом мы долго стояли на площади и служба все длилась и длилась, его внесли в храм и нас ещё долго сдерживала охрана (надо сказать что они были очень добросердечны и приветливы несмотря на нетерпение толпы). Потом мы стояли большую очередь, чтобы приложиться, нам повезло и мы снова оказались вблизи к святителю, сердце раскрылось как цветок навстречу солнцу! Моей слезной радости не было конца! Мысли не путались, а сосредоточились на малом, но конкретном. Мой внутренний человек управлял моим телом. Он был впереди меня – это было удивительно правильное ощущение жизни. Казалось, что никакая поганка не могла помешать нашему общению со святителем. Вечером мы снова стояли на службе до 11 часов и на следующее утро снова прикладывались к его ножке и просили...
Потом Фрося пригласила нас на завтрак с матушкой Варварой – настоятельницей Толгского монастыря и герондой Саввой – учеником Паисия Святогорца. Это сначала было волнительно и почетно. Вскоре мы уже все перезнакомились, выпивали домашнее греческое вино, целовались, я пела перед ними на булыжной мостовой как Пиаф на "пляс Пигаль". Матушка Варвара благословила подходить с вопросами к геронда Савве без стеснений, и не думая о том, что он ещё не доел салат. Это был настоящий человечий завтрак людей, которые ещё пять минут назад не знали друг друга! В этом снова была такая удивительная простота, легкость. А после той же компанией мы поехали в горы – в монастырь святой великомученицы Параскевы Пятницы, где нас принимала Матушка Нимфодора, рассказывала житие великомученицы и историю монастыря. Мы прикладывались к необыкновенно благоухавшим мощевикам. Она приняла нас как родных, все мы по очереди делились своими бедами, она утешала и наставляла каждого, давая советы. И снова слезы лились сами собой без внутреннего специального напряжения, как будто кто-то очень родной был рядом и гладил по голове. В городе мы успели искупаться в море и поужинать. На следующее утро нужно было улетать. Так прошли наши всего два с половиной дня на острове.
 Несмотря на плотный график и наше почти неспание не было никакой усталости, а только радость! И именно там я поняла, почему в акафистах всегда звучит это слово - "Радуйся!" Потому что только с этим чувством благодарности и радости можно победить все наши печали и страсти. С него бы и надо начинать! А где начало? Наверное, утром, когда мы просыпаемся. И если даже все плохо, надо постараться найти пусть даже одну, но хорошую добрую мысль или воспоминание или зацепиться сердцем за то, что ты любишь! И тогда появляются силы встать, и ты уже топаешь на утреннюю молитву с маленькой радостью внутри, а с ней легко разговаривать с Богом, а потом глядь, и силы немного укрепились. И пусть немного! Не все сразу, но от этого радость! А как её удержать? Да просто. В трудный момент дня вернуться к этому своему личному, никому неизвестному утру, и порадоваться и сказать спасибо за это конкретное утро! Вот где Надежда на Бога! И вот так бы понемногу, но каждый день! Богу ведь прежде нужно НАШЕ желание! А делание Он поддержит!!! И В этом мы с Ольгой моей убедились вполне!!!
Алена Бабенко

Комментариев нет:

Отправить комментарий